Клуб Путешественниц -
  • Рут Лич Амонетт: женское лицо компании IBM


    Инна Кузнецова

    karial.livejournal.com


    Мы обращаемся к прошлому, чтобы понять корни настоящего и увидеть на примере предшественников, куда ведут дороги, начавшиеся до нашего рождения. В истории IBM есть эпизод, заинтересовавший меня задолго до торжеств по поводу столетнего юбилея компании: появление первой женщины-вице президента в 1943-ем году. На днях я закончила читать ее мемуары, и хочу поделиться не только тем, кем была Рут Лич Амонетт, но и тем, каким я увидела общество, в котором мы жили, и компанию, в которой мы обе работали с разницей в пол-века, через ее воспоминания.


    9-ого февраля 1946 в вашингтонском отеле Мэйфлауэр пятисот почетных гостей собрались на ужин в часть вручения президентом Гарри Труменом наград Национального Пресс-клуба 11 женщинам за их выдающиеся заслуги. Министр труда Л.Б. Швелленбах повернулся к своей соседке за почетным столом Трумена и членов его кабинета и спросил:
    - Вы чья-то секретарша?
    Рут Лич была настолько оскорблена, что просто кивнула, решив, что он не заслуживает ответа. Так что весь остаток вечера Швелленбах проговорил с соседкой слева, грубо игнорируя Рут, пока президент не объявил о ее заслугах. " Тут уж он захотел моего неразделенного внимания", - пишет Рут в своих мемуарах. - "Он его не получил".
    Ей было 29 лет. За два года до этого она стала первой женщиной - вице-президентом крупной американской корпорации. За неделю до награждения у нее нашли туберкулез и дыру в легком.

    Рут выросла в Сан-Франциско, и ее первой работой после колледжа в 1939-ом году была демонстрация печатных машинок IBM на выставке. Для демонстрации особых возможностей нового оборудования требовалось печатать со скоростью 120 знаков в минуту - когда девушки начинали тренироваться, они едва выбивали 50. Когда счет доходил до 90, над клавиатурой устанавливали стекло, препятствующее вертикальным движениям кистей. Именно так отрабатывали трюк, поражавший в дальнейшем заказчиков: на запястья ставили стаканы с водой, и машинистки набивали текст, не разлив ни капли. Выставка шла почти год, и Рут вспоминает, что продавцы относились к девушкам как к коллегам, помогали тренироваться и охотно включали их в вечерние обсуждения планов продаж, вот только сигарный дым в комнате был таким густым, что редко удавалось досидеть до конца беседы. Судя по всему, прибыльность печатных машинок была высока: выполнявшие план продаж награждались поезкдой в Европу.


    По окончании выставки IBM предложила девушкам-демонстраторам работу, и Рут переехала в Эндикотт, где располагались штаб-квартира и завод компании, учиться обслуживать технику и обучать ей заказчиков. При штаб-квартире имелись жилые помещения для студентов, а также гольф-курс и спортивные площадки для работников IBM. Компания тогда была совсем маленькой по сравнению с нынешними 400 тысячами человек, и куда более патерналистской. Ее глава Томас Вотсон старший считал, что личное внимание порождает лояльность и делал немало, чтобы сотрудники чувствовали себя почти что членами семьи. Например, он и его жена пригласили всех девушек, проходивших обучение, провести рождество с их семьей, даже задержав из-за этого свой сезонный отъезд из Нью-Йорка.

    Офис в Атланте, куда Рут отправилась после обучения, состоял всего из трех человек "в штабе" - включая телефонистку - и 5-6 человек в продажах. Сегодня он в тысячи раз больше. Рут сменила женщину, выходившую замуж - до войны замужние женщины не работали. Этот мелкий фрагмент ее биографии так и будет повторяться, признак века и вечное де-жа-вю - вплоть до ухода из компании.

    Атланта была американским Югом. Югом, где в тридцатые годы процветала сегрегация, и где традиционное общество настороженно относилось к чужакам. Рут училась пить ненавистную ей кока-колу (штаб-квартира Кока-Колы находится в Атланте, и любая встреча начиналась с этого ненавистного для девушки напитка) и, главное, говорить с южным акцентом, растягивая начало слова. В первые месяцы ее калифорнийское произношение доставляло ей немало проблем. Слушатели специально задавали ей вопросы, чтобы послушать, как смешно с их точки зрения, она разговаривает. Но главное, что усложняло ее жизнь - это полное одиночество. В традиционном, расслоенном и сегрегированном обществе Атланты с чужаками обращались вежливо, но их не приглашали ни играть в теннис, ни пить чай, ни танцевать. Рут провела немало одиноких выходных прежде чем калифорнийские друзья не представили ее письмом почти год спустя своему приятелю, вернувшемуся в Атланту после десятилетнего перерыва. Тут уж Майк ввел ее в свой социальный круг и помог завязать знакомства - и даже сделал предложение, узнав, что она возвращается в штаб-квартиру, но замужество не входило на тот момент в ее планы.

    Так как офис был невелик, то на плечи Рут легло немало представительских и организационных функций, в частности, помощь в организации обедов с Вотсоном, навещавшим Атланту. Во время одного такого мероприятия они поспорили: он поинтересовался, чему она учит в первую очередь, технике или приложениям, тому, как ее использовать. "Сервисник"- Рут настаивала на том, что в первую очередь надо показывать, как устроена машина. Вотсон же, делавший ставку на "бизнес" заказчиков полагал, что в первую очередь надо говорить о приложениях. Напомню, что в те времена IBM поставляла три вида машин: бухгалтерские машины, считывавшие информацию с перфоркарт (на которых, кстати, компания делала немалую прибыль), электрические пишущие машинки и счетчики времени . Машины не продавались заказчикам, а сдавались "напрокат" (lease), при этом клиенты получали бесплатное обслуживание. Отсюда - армия "сервисников", занимавшая установкой и поддержкой техники, в которую в конце тридцатых годов стали набирать немало женщин. Позднее, в военное время, женщины составляли большинство - и некоторые из них даже заменили мужчин, ушедших на фронт, в области продаж. Рут как раз занималась обучением заказчиков пользованию техникой. Через два с половиной года в Атланте получила приглашение вернуться в штаб-квартиру в Эндикотте учить "летний" класс будущих сервисников. Она считала, что именно спор с Вотсоном помог ей выделиться из толпы - он не привык, чтобы с ним спорили, и с уважением отнесся к молодой женщине, посмевшей публично с ним не согласиться.

    В штаб-квартире в Эндикотте тогда было всего несколько сот человек. С началом военных действий Вотсон запустил производство оружия и в дальнейшем построил новый завод в Пукипси, чтобы не смешивать производство аммуниции и ключевого оборудования на первом заводе в Эндикотте. Он понимал, что со вступлением Америки в войну придется больше полагаться на участие женщин в производстве и обслуживании. А потому в начале сороковых было создано подразделение, называвшееся Women System Services (Женский Системный Сервис), главу которого и сменила Руфь, отучив летний класс. Заменила, потому что прежняя руководительница подразделения собиралась замуж. Замечу, что при размере участия женщин в работе компании в сороковые годы странно не то, что Рут стала вице-президентом, а то, что она одна получила такую высокую должность. Тем не менее, это тоже показатель времени. Американское общество уже приняло необходимость участия женщин в рабочей силе, но еще не в руководящей работе, и им по-прежнему платили меньше, чем мужчинам, независимо от занимаемого положения или производительности.


    Как я уже писала, одной из интересных деталей мемуаров является непривычный для нашего времени патернализм. Вотсон, работавший до создания IBM у Джеймас Паттерсона в National Cash Register во многом позаимствовал его методы. Так, отправляясь по делам в Нью-Йорк, Паттерсон брал с собой пару работников продаж, и обязательно заходил с ними в дорогой магазин, где покупал им по костюму. Однажды, приехав в Рочестер, НЙ с Рут и ее коллегой, Вотсон сделал то же самое. Проходя мимо дорогого магазина в холле отеля, он попросил жену зайти туда с девушками и купить обеим по костюму. Другой интересный случай связан с холодной зимой в Эндикотте. Рут, руководившая обучением, сотней сервисниц, пожаловалась как-то за ужином с руководителями компании, что девушки мерзнут в крыле общежития при штаб-квартире. Вотсон тут же велел ей поехать в Нью-Йорк и закупить в универсаме Мейсис двести пар теплых пижам - по две на студентку. При чем отправил с ней вместе в помощь вице-президента по связям с общественностью - единственный раз, ехидно замечает Рут в мемуарах, когда этот суровый мужчина оказался в отделе женского белья. Девушки настолько обрадовались подарку, что надев их поверх обычных брюк и свитеров явились после классов со свечками в руках к кабинету Вотсона, распевая песни. Тот очень обрадовался их появлению, так что пение переросло в спонтанную вечеринку. На беду, в штаб-квартире в этот день присутствовала пресса. Рут уже тогда обладала и консерватизмом, и предусмотрительностью, присущими ее стилю руководства позже, в годы вице-президентства. Просчитав, что наличие одежды под пижамами будет непросто объяснить газетам, она попросила отдел связей с общественностью срочно конфисковать фотопленку. Еще один признак времени: репортеры не настаивали на свободе слова.


    * * *


    Любая медаль имеет две стороны. Патернализм и сильно-выраженные лидерские качества Вотсона старшего приводили к тому, что подчиненные бросались реализовывать его идеи не задавая вопросов, и, часто, предполагая, что он обдумал за них все детали. Как-то раз Вотсон попросил Рут сопроводить мадам Аруджо, единственную женщину-дипломата Бразилии, в поездке по стране. По просьбе президента Бразилии Ваграса Вотсон организовал встречу с президентом Гарварда. К сожалению, гостья практически не говорила по-английски. Другим сопровождающим был назначен Майк Супа, cлепой психолог, нанятый IBM в 1942-ом году и привлекший к работе в компании более 180 инвалидов. IBM одной из первых стала принимать на работу слепых или лишенных подвижности, несмотря на существовавшую в обществе стигму: увечные часто полагались неполноценными. Неслучайно легендарный президент США Франклин Делано Рузвельт, прикованный к инвалидному креслу после полеомелита, ни разу не фотографировался в нем, а всегда вставал перед прессой. (А пресса тридцатых годов, как мы уже знаем, гораздо менее была увлечена охотой за "жареным" и шла ему навстречу). Назначая одного из первых слепых сотрудников на представительские функции, умудренный в связях с общественностью и прессой Вотсон хотел одновременно заставить общество изменить отношение к инвалидам и подчеркнуть, что IBM принимает людей на работу независимо от их физических данных.
    Машину Рут ухитрилась раздобыть через дипломатичекие каналы - в военное время, с "рационами" и талонами на бензин, найти машину для перемещения штатских лиц было практически невозможно. Группа передвигалась медленно: один сопровождающий вел за руку Майка, другой - мадам Аруджо, так как объяснить ей куда идти было непросто. Но при этом Рут не сообразила поискать переводчика или хотя бы получить разъяснение, что именно гостья ищет, встречаясь с главами гуманитарных и исторических программ. Только после нескольких неудачных посещений университетов она позвонила в посольство. Оказалось, мадам Аруджо искала программу обучения "основам гражданства", которую она могла принять за образец и организовать подобное обучение у себя в стране. После прихода национал-социалистов к власти в Германии, Италии и Румынии, и тем более после начала второй мировой войны, множество эмигрантов из разных стран хлынули в Южную Америку, и Бразилия пыталась ввести программу интеграции. Подходящую программу нашли в Сиракузском университете, предлагавшем "курс гражданства".

    * * *


    Не следует думать, что единственным отличием управленческого стиля Вотсона старшего была забота о подчиненных. Он также любил заставлять людей быстро думать и принимать решения "на ногах". Как-то он позвал Рут в кабинет, сунул ей только что вышедший номер журнала компании "Think" ("Думай") , который она еще не успела прочитать, и велел раскритиковать его. Рут наспех придумала несколько комментариев - например, что статьи не стоит разрывать и переносить окончание в конец журнала, так как в отличие от коммерческих изданий, в нем не было рекламы, для которой следовало освобождать страницы в начале. Спешно соображая, что бы еще сказать, она также предложила изменить формат и иллюстрировать все статьи картинками. Вотсон тут же велел позвать к себе главного редактора и его команду:

    - Мисс Лич считает, что журнал имеет ряд недостатков. Мисс Лич, поделитесь с коллегами вашими идеями.
    Рут до конца жизни ежилась, вспоминая взгляд редактора, однако новый формат был тут же введен и до 1993-года, до последнего номера Think, не менялся.

    Количество женщин в IBM росло, они составляли уже треть сотрудников, нанятых компанией между 1940-м и 1943-м годами. Задумавшись над ролью, которую они играли в производстве, Вотсон решил создать Женский Дивизион (Women's Division) - чем и поделился с Рут, предложив его возглавить. Она высказалась решительно против, не видя ни смысла в искуственной сегрегации, ни реального нового бизнеса, который бы такой дивизион мог принести в дополнение к уже существующим. Подумав, Вотсон согласился .... и неожиданно получил согласие совета директоров назначить Рут одним из пяти вице-президентво компании, а ее коллегу Мэри Шульц- младшим вице-президентом (имеется ввиду Assistant Vice President. По всей видимости, эта должность соответствовала сегодняшней должности директора, т.е., относилась к рангу "экзекьютив", но была ниже вице-президента. Компания в те годы была несравненно меньше, всего несколько тысяч человек, а значит и общее количество людей на всех руководящих позициях была в сотни раз меньше, чем в IBM сегодня).


    Можно долго спорить, было ли назначение Рут очередным ходом в области связей с общественностью. Вотсон отлчино чувствовал прессу, и не раз совершал действия, привлекающие ее внимание. Объявление первой женщины вице-президента американской корпорации получило колоссальное положительное освещение в газетах, и сама Рут не исключала это как одну из причин. Тем не менее, именно она была выбрана на эту роль. И это не случайно, потому что роль эта принесла с собой невероятный уровень стресса. Например, Рут быстро стала одним из самых востребованных ораторов на бизнес-конференциях, и одно это уже требовало немало смелости и таланта. Когда смотришь на фотографию в "Лайф" с ассамблеи Национальной Ассоциации Производителей 1943-ого года, которую Рут окрестила "2500 мужчин и я" - потому что именно это она собой и представляет, пару тысяч мужчин и одну женщину, обсуждающих вопросы производства - то понимаешь, что независимо от причин назначения, напряжение новой должности вынести было непросто. Ей приходилось постоянно быть на виду. В письмах и выступлениях, в газетах и в кулуарах назначение первой женщины обсуждалось вовсю. Рут приходилось получать и предложения руки и сердца, и восхищение, и откровенно скептические, а то и просто мизогинические реплики. И постоянно доказывать своим поведением, что она достойна быть на своем месте - ответственность, не сравнимая с выпавшим на долю любого из ее коллег-мужчин.


    Ее рабочие функции во многом относились к разряду представительских - сопровождение почетных гостей при посещении заводов компании, выступления и участие в различных конференциях, сопровождение Вотсона на переговоры. Кроме того, за ней осталась ее прежняя работа по руководству программой обучения сервисниц, и ряд функций отдела продаж, связанных со взаимодействием с региональными офисами. Во время войны компании пришлось значительно сократить количество местных представителей, и во время своих поездок по стране Рут встречалась с крупными заказчиками, ведущими бизнес с IBM в тяжелое военное время.

    Мэри Шульц отвечала за создание пенсионного плана IBM, помогала руководить программой обучения и приема на работу новых сотрудниц.

    И если представительство на обедах или посещения важных гостей кажутся жизнью полной блеска, сама Рут совсем не ощущала себя звездой. Военные заказы - а машины IBM использовались, преимущественно, для рассчета зарплат и статистики производства для военных нужд - требовали жестких сроков. Не все работницы сервиса выдерживали напряжение, часто требовалось перераспределять персонал, переводить кого-то в инструктора или менять штатное расписание местных офисов. Это было время рационов (карточек), т.е., жетских нормативов на все, от туфель (три пары в год) до бензина. Рут делилась талонами на обувь с многодетной сестрой и талонами на сахар с родителями, оставшимися в Калифорнии. Достать машину было практически невозможно до конца войны, а частные перелеты для штатских были запрещены правительством в целях сокращения расходов топлива и техники. Так что путешествовать приходилось на поездах. В письмах Рут родным мелькают пятидневные поездки с западного побережья в Чикаго с обменом книгами с другими пассажирами. Постоянные задержки поездов из-за погрузки-разгрузки военной техники или войск, путешествовавших теми же составами (Рут, кстати, неоднократно отмечает, как вежливы были солдаты с окружающими - но как после них в вагоне-ресторане не оставалось ни крошки). Тринадцать отелей за полтора месяца. Возвращение в Нью-Йорк в грязной одежде и с немытыми волосами только чтобы узнать, что Вотсон требует ее присутствия вечером в Эндикоте для встречи с главой IBM в Бразилии. Впрочем, по ее воспоминаниям, сам Вотсон работал очень тяжело - в среднем, произнося две речи в день, посещая ежедневные деловые обеды, встречаясь с заказчиками и при этом почти каждый день находя время встретиться с сервисницами, проходящими обучение в Эндикотте, для поддержания корпоративного духа и обмена идеями. Рут чувствовала, что работа в компании поглощает всю ее жизнь, 24 часа в сутки.


    * * *


    Весной 44-ого года ей впервые удалось взять отпуск. Близкая подруга Рут переезжала из Нью-Йорка в Лос-Анжелес, и ей удалось раздобыть талоны на бензин. Рут присоединилась в качестве попутчика, дипломатично отвергнув предложения Вотсона заехать по дороге в пару офисов IBM . Увы, избежать посещений ей не удалось: по дороге в районе Тульсы у подруг лопнуло колесо, а так как шины тоже подлежали регулированию, пришлось обращаться в местный совет по распределению рационов.

    - Вы вряд ли узнаете меня в дорожной одежде, - объясняла Рут, появившись с "хвостиками", в кедах и шортах в офисе компании в Тульсе, - но мой портрет висит у вас на стене...и мне очень-очень нужна помошь.- Глава офиса хорошо знал мэра города, и через него помог незадачливым подружкам получить разрешение совета на замену шины. Они благополучно добрались до западного побережья, навестили родителей Рут и провели несколько дней с друзьями, после чего Рут вернулась поездом в Нью-Йорк . И обнаружила, что за время ее отсутствия квартиру успели ограбить. Рут сняла новую квартиру, которая казалась ей островком безопасности, потому что в доме был швейцар. То, что дорога с работы по вечерам лежала через Центральный Парк, ее совсем не смущало. Центральный Парк в те годы - интересная деталь нью-йоркской жизни сороковых годов - считался местом абсолютно безопасным.

    * * *


    Закончилась война, мужчины стали возвращаться в IBM, главы дивизионов -планировать перевод производства на мирные нужды и изменения в кадровой политике. Но в январе 1946 года, незадолго до вершины своей карьеры - получения награды за свои достижения от президента Трумена - Рут почувствовала сильные боли в груди. Сначала врачи думали, что она просто растянула мышцу, и даже наложили фиксирующую повязку, но боль не проходила. Рентген показал огромную дыру в легком. В те времена антибиотиков не существовало, а туберкулез нес с собой определенную стигму, считаясь признаком нездорового образа жизни. Рут лечили коллапсом легкого: делали регулярные уколы сжатым воздухом в его внутреннюю перегородку, за счет чего легкое сжималось, и отверстие в нем начинало стягиваться. Эту процедуру Руфи проходется проходить регулярно в течение восьми лет. Но сначала, по возвращении из Вашингтона, с вручения наград Национального Пресс Клуба, она легла в нью-йоркскую больницу на 4 месяца мучительных процедур. Когда Рут предложили на выбор палату с видом на реку за 18 долларов в сутки или с окном в узкий переулок, полный испарений прачечной, за 17, она без сомнений выбрал второй вариант. В 1943-ем году у IBM не было больничных планов для сотрудников. Фактически, все сбережения Рут ушли на ее лечение.

    Вотсон с женой не раз навещали ее в больнице, но не распространялись в компании о ее проблемах, опасаясь паники, сплетен и боязни заражения. Через несколько недель отсутствия Рут по штаб-квартире поползли слухи о беременности и о том, что она скрываетсся от людских глаз в ожидании срока. Пришлось рассказать сотрудникам правду. Через 6 недель почти полной изоляции в больнице без писем и почты, она вдруг получила целый мешок корреспонденции. Верхним в пачке лежал внутренний корпоративный журнал с ее портретом, обведенным страшной черной рамкой. Но вместе с ним полетели письма, открытки, пожелания выздоровления, и она была рада востановленной связи с миром. В конце апреля ее навестил один из старших вице-президентов и сообщил, что руководство компании решило оплатить ее пребывание в больнице. И что после того как она придет в себя, через полгода-год, для нее всегда найдется место в IBM. Неудивительно, что Рут никогда не жаловалась на то, что ей платили меньше, чем ее коллегам мужчинам, и испытывала чувство благодарности к руководству корпорации.

    И, другой не менее интересный факт истории состоит в том, что именно ее госпитализация положила начало обсуждению первого больничного плана для работников IBM.

    * * *


    После больницы Рут переехала к сестре в Калифорнию, потом на небольшой курорт, и после еще полгода приходила в себя в Аризоне, в теплом климате. Привыкшая работать, она не могла усидеть на месте - например, услышав, что принц Саудовской Аравии собирается навестить город, она предложила хозяевам гостиницы свою помощь как консультанта в вопросах приема важных персон . По ее совету они вывесили на время визита флаг его страны на фасаде, заменили кровать в номере высокого гостя на более широкую, поставили в комнате вазу с фруктами и добавили арабские блюда в меню ресторана.

    Набравшись сил, летом 1947 года Руфь вернулась в Нью-Йорк.


    IBM встретила ее новой политикой: замужние женщины теперь официально не имели право работать в компании. Если раньше это оставалось на их собственное усмотрение, и регулировалось исключительно социальными нормами и традициями, а после практически, ушло в небытие на время войны, то теперь Вотсон ввел официальное правило. Он мог сделать временное исключение для тех, кто был единственными работающими в семье, например, пока муж учился на врача или юриста. Но в целом, основатель компании считал, что замужние женщины должны принадлежать семье и создавать домашний уют. Одной женщине отказали в повышении, потому что она планировала выйти замуж - она призналась Рут, знай она об этом заранее, отложила бы свадьбу. Другие скрывали замужество, чтобы продолжать работать. Сегодняшние американки не потерпели бы такого унижения на рабочем месте. Компания, годами предоставлявшая женщинам условия для профессионального развития, публично говорящая о том, как важен их вклад в общее дело, вдруг кардинально изменилась. Сорок шестой- сорок седьмой годы стали печальным временем возвращения мужчин с фронта и попытки снова задвинуть женщин "на свое место" - по всей стране, но, к сожалению, в том числе и в IBM.


    Вернувшись на работу - заботливый Вотсон настоял на коротком рабочем дне и купил ей в кабинет кушетку, чтобы она могла прилечь днем - Рут попыталась взяться за прежние дела и обязанности. В частности, отправилась в поездку по стране и вернулась с предложением по изменению модели продаж. Как я уже писала, компания тогда выпускала три линии продукции- бухгалтерское оборудование, электрические печатные машинки и временные счетчики - и каждый из продавцов работал со всеми тремя линиями. Однако, они различались по прибыльности и длине цикла продаж. Разработка новых проектов, связанная с продажей бухгалтерского оборудования, занимала больше времени, однако была выгоднее компании. Продавцы же часто предпочитали не связываться с долгими начинаниями, делая план на сбыте пишущих машинок. Рут предложила ввести специализацию по продуктовым линиям - подход, часто использующися в высоко-технологичных компаниях с большим количеством продуктовых линеек сегодня. Но тут и она столкнулась с тем, как изменилось отношение к женщинам за время ее отсутствия. Новый глава продаж просто прервал ее, сказав, что "кто-то из его сотрудников это уже анализирует", и вскоре Рут поняла, что к продажам в послевоенное время ее не допустят.

    Она даже нашла этому логическое объяснение. Томас Вотсон младший, ставший президентом компании, уверенно вел IBM от традиционных перфокарт к электронных расчетов, запускал новые продукты и окружил себя группой сильных инженеров из MIT, постепенно сломив сопротивление отца. Вотсон старший отступил на пост председателя совета директоров, передав сыну бразды правления. Рут понимала, что она не знакома с новой линией продукции, а значит в будущем ей будет еще труднее общаться с заказчиками - и это, в сочетании с тем, что глава продаж не воспринимал ее серьезно, подтолкнули ее переключиться на связи с общественностью. В этой роли она вела огромное количество проектов, представляя компанию в благотворительных обществах и советах, где IBM традиционно принимала активное участие - от Метрополитен оперы до женского совета нью-йоркской библиотеки. Она занималась организацией "Клуба 100%", ежегодного празднования успехов тех продавцов техники IBM, которые выполнили план. По традиции это были крупные и дорогие мероприятия, а с ростом компании и невозможностью собрать десятки тысяч человек в одном месте, они превратились в целую серию мероприятий по стране, всегда с участием старшего руководства корпорации, зваными обедами и развлечениями. Ей приходилось путешествовать в Европу и пить чай с королевскими особами,знание этикета и протокола приемов помогали ей представлять компанию как дипломаты высокого уровня представляют страну. Несмотря на продолжающиеся проблемы с легкими и две операции, Рут продолжала работать до 1953 года. Она не раз предлагала Вотсону младшему, что ей стоит уйти в отставку, но он, знавший ее еще со времен выставки в Сан-Франциско, ценил ту роль, которую Рут играла, представляя IBM, и не хотел ее отпускать.

    Мне трудно без грусти писать о причинах ухода Рут из компании, настолько они характерны именно для ее времени - и были бы неактуальны пару десятилетий спустя. В 1953 году она встретила Билла Поллока, возглавлявшего собственный семейный бизнес. В перерыве между поездками в Европу она представила его родителям, по-прежнему живущим в Калифорнии, и поняв, что любит его, объявила о своем решении к концу года покинуть IBM, чтобы выйти замуж. В январе 1954 года они поженились и переехали жить в Пенсильванию, где Рут бросилась занимать себя благотворительностью и рукоделием. Ей было 38 лет. Супруги удочерили семидневную девочку, которую назвали Элизабет. Рут не переставала участвовать в благотворительности, несмотря на то, что проблемы со здоровьем и тяжелые аллергии заставили их сменить климат, и провести пару лет в Швейцарии. Они прожили вместе почти четверть века.


    Рут похоронила первого мужа в 1977 году, но семь лет спустя вышла замуж снова за В. Амонетта, ходившего с ней в один колледж и вышедшего на пенсию после 35 лет в IBM. Хочется написать, что они жили долго и умерли в один год - но как уложить в одну строку все произошедшее в последующие 12 лет, почти столько же, сколько она проработала в IBM? Одним из важных событий в ее жизни было то, что ее имя внесли в Зал Славы Женщин в Технологиях - одну из нескольких вице-президентов IBM. Она успела потерять зрение, но незадолго до смерти в 1999-ом году выпустить мемуары - "Среди равных".


    Рут прожила на свете 87 лет. Только 14 из них были связаны с IBM - и тем не менее, благодаря им Рут вошла в историю компании и в историю женщин в Америке. Пройдет более 15 лет со дня ухода Рут, прежде чем Джейн Кахилл Пфайфер станет второй женщиной - вице-президентом IBM в конце 1970г. На сегодняшний день в нашей компании более 1000 женщин занимают позиции ранга "экзекьютив" по всему миру, три четверти из них - работающие мамы.


    = = = =

    (с) karial